— Почему именно Пикассо, это что фамилие такое?
Пытаюсь начать наш разговор, в шутливой форме, но получаю вполне серьезный ответ…
— А как же по-другому, я ведь рисую, а они, наверное, других художников не знали.
— Они — это кто?
— Те, кто назвал. Откуда это пошло — точно не помню. Я ведь сколько себя помню — столько и рисую.
— Можно посмотреть на ваши работы? Это что, храм?
— Нет, это отражение Веры в воде. Только начал…
— Вы считаете, что Вера имеет свое отражение?
— А как же. Все что мы видим вокруг — это и есть отражение Веры.

Куда я попал? Это приют для бездомных или философский клуб?..

— И многие так считают?…
— Про других — не знаю. А вот у меня не было Веры, потому-то я здесь. А теперь — кайся, не кайся — уже не догонишь…

Неожиданный поворот, не знаю, как продолжить разговор, поэтому стараюсь переменить тему.

— Но сейчас я вижу у вас в руках не кисточку, а молоток. Чем это вы занимаетесь?
— С красками худо. Дом еле выживает. Денег на кисти не хватает. Когда приходит помощь со стороны удается купить и краски, и кисти, и холсты, ведь рисование, это удовольствие дорогое. Пока поступлений нет, делаю корабли – очень люблю это дело.
— Только корабли?
— Только корабли…

— А что это помощь, со стороны?
— Пожертвование, без этого никак…
— И что, помогают?
— Удивительно, но помогают. Самим, наверное, нелегко, а нам помогают…

Для справки сообщаю, что дом трудолюбия «НОЙ», в котором проживает Пикассо, финансово существует самостоятельно, без помощи государства. Сами живут, сами работают, сами себя содержат, но, конечно, не отказываются от пожертвований.

— Скажите, большой доход приносят вам эти поделки?
— Мы не коммерческая организация, большей частью мои корабли уходят в плаванье в качестве подарков. Но могу сотворить нечто такое, что не стыдно будет и продать. Были бы заказчики…

А, что господа, почему бы нам не помочь Пикассо? И дому «НОЙ» прибыль, и вам — уникальный экспонат. Вы сможете иметь у себя дома творения самого ПИКАССО из МЫТИЩ!